10 Апреля 2019 | 10:19

Удачный бросок

Мы продолжаем цикл статей о том, как живётся экспатам в Перми. Почитайте нашу первую историю о том, как греческая певица Элени-Лидия Стамеллу переехала из Нью-Йорка в Пермь, чтобы работать вместе с Теодором Курентзисом в театре оперы и балета.


Даниэля Майера Соколовского в Перми мало кто может принять за иностранца. У него отличный русский и вполне обычная для пермяка внешность: короткая стрижка, джинсы, кроссовки и футболка. Лишь по лёгкому акценту и широкой белозубой улыбке можно догадаться, что родом он из США. 

Даниэль родился и вырос в Бруклине. Его родители переехали в Америку из СССР в 1980-е годы, мама — из Ташкента, папа — из Одессы. С самого рождения сына они общались с ним только на родном языке, а английский он начал учить уже в школе. Поэтому говорить на русском с раннего возраста вошло у мальчика в привычку.  

Сегодня Даниэль — тренер по физподготовке баскетбольного клуба «ПАРМА». В Пермь он приехал в 2017 году по приглашению Николайса Мазурса, который на тот момент тренировал пермскую команду. Они познакомились совершенно случайно, оказавшись на соседних креслах в самолёте, когда летели на Летнюю лигу НБА в Лас-Вегас. 

Встреча стала судьбоносной для молодого американца. Он рассказал «ТЕКСТу», как получил предложение работать в Перми и почему считает это очень успешным шагом в своей карьере, чем пермский баскетбол отличается от американского и как ему живётся в Рабочем посёлке. 
 

Даниэль Соколовский

Знакомство, которого могло не быть


Когда я окончил учёбу по физподготовке в Колумбийском университете в Нью-Йорке, передо мной стояла задача найти работу на профессиональном уровне. Там я был помощником тренера в университетской баскетбольной команде. 

Каждый год в США проходит событие мирового масштаба — Летняя лига НБА в Лас-Вегасе. Многие советовали мне побывать там, пообщаться с разными людьми из мира баскетбола, чтобы найти варианты для дальнейшей карьеры. Я полетел туда, и мне повезло уже в самолёте. 
Через ряд от меня сидел Николайс Мазурс, на тот момент он был главным тренером «ПАРМЫ». Ещё одно совпадение было в том, что он летел с молодым игроком из Латвии, который планировал играть в Лас-Вегасе в той же группе, где я должен был быть был тренером. Так что мы не только пообщались в самолёте, но и ещё провели следующие два дня в зале.

Я узнал, что Николайсу Мазурсу нужен человек, который говорит и на русском, и на английском, баскетбольный тренер и одновременно специалист по физподготовке. Все эти навыки были у меня. Он сделал мне предложение — поехать работать в Пермь. На принятие решения у меня было всего несколько дней.

Вообще-то Николайс должен был лететь в Лас-Вегас через Германию. Но что-то пошло не так, ему изменили маршрут, и он полетел через Нью-Йорк. Так мы оказались в одном самолёте. Могли бы и не познакомиться, ведь на Летней лиге НБА очень много людей. Это было удачное совпадение, и мне очень повезло.

Получив предложение, я советовался с многими людьми. И все они говорили, что Единая лига ВТБ, в которой играет «ПАРМА», — одна из самых сильных в мире. Я начал понимать, насколько хорошее предложение получил. У меня было на тот момент ещё одно предложение, от клуба второй дивизии в Германии, это баскетбол гораздо более низкого уровня, там меньше зарплата и возможностей для развития. 

Так что я согласился работать в Перми — тут нечего было и раздумывать. Это было самое правильное решение.

Очень смешно было, когда я позвонил маме и рассказал о том, что хочу поехать в Пермь, а она удивлённо спросила: «Ты вообще знаешь, где это?». Я не знал. Но с баскетболом можно ехать в любое место, ведь, по большому счёту, играют в него везде одинаково. 


Даниэль Соколовский

В Перми всего хватает для жизни


Наше знакомство с Николайсом Мазурсом случилось в середине июля. Уже 14 августа мы прилетели в Ригу, на сборы клуба. В Пермь я приехал в начале осени. К сожалению, я помню своё первое впечатление о городе (смеётся — ред.). Это старый аэропорт. Сегодня «Большое Савино» соответствует уровню Перми, а тогда я думал: «Куда я прилетел?!». 

Постепенно я начал понимать климат этих мест, что осенью здесь может быть дождливо и грязно долгое время. Первая зима была тёплой, а в этом году я узнал, что такое уральские морозы.

Я много слышал о России, смотрел новости на «Первом канале» и RTVI с бабушкой и мамой. Русские песни и кухня — это то, на чём я вырос. Так что кое-что мне уже было более-менее знакомо. Конечно, в новостях показывают страну через одну призму, отбирая самые пугающие или позитивные факты. Находиться здесь каждый день, общаться с людьми — это совсем другое.  

Первое время я жил на улице Чернышевского, но добираться до дворца спорта «Молот», где мы тренируемся, мне было неудобно. Сейчас я живу на Уральской, в Рабочем посёлке. Все мне говорили: «Ууу, Мотовилиха, там опасно!», когда я собирался переезжать. Но я ничего страшного не заметил. И днём, и ночью хожу пешком, всё спокойно. 


Парма


Многие мои знакомые говорят, что Пермь — комфортный для жизни город. Конечно, в сравнении с США и Европой ему есть, к чему стремиться. Но, по-моему, здесь всего хватает для жизни. Я человек, который не привык жаловаться — жить надо проще и искать, чему радоваться. 

Я заметил, что здесь у людей нет привычки спрашивать при встрече, как дела, в знак приветствия, как это заведено в США. Русские говорят нам: «Почему вы спрашиваете, как дела, если вы не хотите услышать ответ?». А мне кажется, это хорошая возможность поднять настроение другому человеку, как, например, и придержать дверь перед ним. Почему бы не делать такие мелочи, чтоб даже на пару секунд облегчить, сделать приятнее жизнь другого?
 
Я думаю, что пермякам не хватает солнца, поэтому часто они сдержанны и хмуры. Когда оно выходит из-за туч, все улыбаются. Думаю, местный климат сильно влияет на настроение. 

Чем пермский баскетбол отличается от американского


Мне 25 лет, и в «ПАРМЕ» есть игроки значительно старше меня. Конечно, в первое время это создавало некоторые сложности в нашем взаимодействии. Но я стараюсь учиться на своих ошибках. Прошлый год принёс мне огромный опыт — я впервые работаю с профессиональными игроками, и мне многое нужно было понять о том, как в моём возрасте выбирать подход в общении с ними, как настраивать отношения. Сейчас мы работаем с взаимным уважением. 

Ключевая мысль в том, что тренер работает для игроков, а не они для него. Мне кажется, такова особенность американского подхода, это отличается от мнения большинства тренеров в Европе. Особенность моей работы ещё и в том, что я не главный тренер. С игроками мы работаем вместе, моя первая цель — командный успех, вторая — успех моих игроков. Я их люблю, волнуюсь за них, и стараюсь делать всё возможное для того, чтобы они развивались, чтобы им было хорошо. 


Даниэль Соколовский


Конечно, в целом баскетбол одинаков во всём мире, но есть отличия в американском и европейском (к которому я отношу и пермский) подходе. Они заключаются в стиле игры, в том, как проводятся тренировки. Думаю, я не первый, кто так считает. В европейском подходе очень многое зависит от командного настроя, взаимодействия игроков. В американском же большую роль играет индивидуальная работа спортсменов с сильными атлетическими данными и талантом, которые в одиночку могут кардинально менять ход игры. Сейчас баскетбол в США начинается перестраиваться в сторону европейского стиля. 
   

После опыта в «ПАРМЕ» меня уже сложно будет удивить 


Мне безумно повезло, что я получил работу в «ПАРМЕ» и начал свою карьеру на таком высоком уровне. Я один из всего лишь трёх американцев, которые трудоустроены в тренерском штабе Лиги ВТБ. Мои друзья, работающие в других странах, постоянно напоминают, что я счастливчик: американцу невероятно сложно попасть в тренерский штаб нашей лиги. Обычно главный тренер выбирает себе в команду коллег из страны, откуда он родом. 

Надеюсь, опыт в Перми поможет мне как тренеру развиваться дальше. Он уже подготовил меня к самым разным ситуациям. Думаю на другой работе, где бы она ни была, меня сложно будет удивить чем-то, исходя из того, против каких сильных соперников мы с командой готовились играть, их стиля игры, уровня тактики. 

Мне сложно представить, что я всю жизнь проработаю в Перми. Я уже знаю, насколько мир большой, где можно комфортнее, интереснее, просто по-другому жить. Хотя для меня не принципиально, в каком городе дальше будет развиваться моя карьера. Моя большая цель — как можно скорее стать главным тренером. Сейчас мне нужно много работать и развивать сеть знакомых, искать новые возможности. Кто знает, на каком самолёте я буду лететь в следующий раз.

Ольга Богданова (ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ).
Подпишитесь на «ТЕКСТ» в любимой соцсети


и получайте свежие тексты к себе в ленту!